« 27 »  06  20 15 г.




Цветаева стихи подруге

» Всё тебе- наугад- простила я, - что заставляет нас провести параллель к началу цикла, где также создаётся впечатление любви в первого взгляда. Цветаева признавалась, что его стихи не имеют ничего общего с земным и обыденным, они написаны не человеком, а неким возвышенным и мифическим существом. Думаю, что Марина, вообще, отделила себя ото всех и вся — лишь изредка слышится в ее произведениях отголосок внешних событий. Но снова в третьем стихотворении все мысли там, в тех днях: «Какое то большое чувство Сегодня таяло в душе». Слишком сладко земное питье, Слишком плотны любовные сети... И дикой свежестью и силой Мне счастье веяло в лицо, Как будто друг, от века милый, Всходил со мною на крыльцо. Ей придется перегореть в нем, и Аллах ведает, чем это завершится... Из всех подруг, ты — лучшая на свете! Марина Сергея просто на расстоянии жалеет и издевается, как всегда. «В оны дни ты мне была, как мать...

У Сони она бывает редко, наскоком, принося в ее дом «ветры всех дорог». А Соне расставаться на самой вершине, за какого-то пустяка — не хотелось. Да, в этом-то и дело. Нам нечего делить с тобой отныне, Мы сможем все на свете пережить! В нем два стихотворения: первое — один из вариантов «Я с вызовом ношу его кольцо... Я давно предчувствовала этот Светлый день и опустелый дом. Стать бы снова приморской девчонкой, Туфли на босу ногу надеть, И закладывать косы коронкой, И взволнованным голосом петь. Любящие друг друга люди должны быть уничтожены, потому что счастливым жить на этой Земле грешно.

Она выбрала 60 стихотворений, написанных, и во многих случаях уже напечатанных, с 1912 по 1915 г. Этот мотив поддерживается в более позднем, одиннадцатом стихотворении, где поэтесса пишет: Чьи б ни целовала губы Я в любовный час, … Всё проснётся- только свистни Под моим окном. Яшин Александр, 1946 г. Камень, кинутый в тихий пруд, Всхлипнет так, как тебя зовут. Наступил новый этап их взаимоотношений, сначала — примирение, потом —новый взлет, к новым вершинам любви. Но в возрасте тридцати лет она еще не имела ни одной книги стихов.

Значит, 25 октября 1914 года Марина твердо решает: этот вид любви испытан. » Не сохранилось описания их впечатлений о том, как они снова примирились, ведь почти не было разницы с той, недавней, первой встречей. И в силе, и в красоте, и в желании треклятых страстей... Но кроме этих разговоров, кроме молчаливого выяснения, кто кого совратил: суть вопроса могут разъяснить две последних строфы 10 стихотворения цикла «Подруга»: Я помню — над синей вазой — Как звякнули наши рюмки. Смертный пот на челе не забыть. И крепки ваши рукопожатья. Но Соня в свою очередь предложила ведущую роль Марине, так как самой Соне эта роль была не свойственна, по крайней мере до этой встречи. Как они похожи, как похожи их судьбы, их страдания, чаяния, мечты и даже неудачи.

Над девяткой, любовной картой, — смотри: Книзу лежит острием пиковый туз, Занесенный над сердцем колючий кинжал. Умер вчера сероглазый король. Вера в то, что дружить вам столетье. Она чувствует, что недостойна любви своей Машеньки и в отчаянии от этого, но это отчаяние для нее — блаженство. Кончена дружба - допьемте вино. Она решилась, возможно в первый раз в жизни, уступить, возможно даже попросить прощения за свои действия. Так отозвалась о ней в своем дневнике 12 июля 1914 года Р.




Марина Белякова

Снова все вернулось на круги своя: И был жесточайший бунт, И снег осыпался бело.